Archive for the 'Махач' Category

Махач

Декабрь 6, 2006

Если отрочество ваше пришлось на 80-е, вы, конечно, помните, как легко в те времена было получить по морде в городе роз — славной столице шахтерского края. Новые районы, дома, как коробкú, хочешь жить — набивай кулаки. Не знаю, как до того, а в 80-е ходить по улицам города, было чем-то вроде экстремального спорта.

В 85 году мне исполнилось 12. К этому времени, я в совершенстве знал свод законов и правил, позволявший свести риск к разумному минимуму. Никогда не оборачивайся на свист — если свистит кто-то знакомый, он окликнет тебя по имени. Если этого не происходит, а свист повторяется, сразу переходи на рысь. Не заходи в арки, в незнакомые дворы и скверы без крайней на то нужды. Переходи на другую сторону улицы, если впереди — незнакомая компания. Не выходи за границы своего района в одиночестве. Знай клички и прозвища персонажей, имеющих авторитет в твоем районе. Знай, какие из подъездов на твоем маршруте — проходные.

Я вырос в доме на бульваре Пушкина, и учился в первой школе. Не смотря на то, что местность эта во все времена считалась центровой, респектабельной и спокойной, не проходило недели, чтобы я не заявился домой с новым фингалом — стереотип о безопасности района был сильным преувеличением. С другой стороны, взрослых в эти проблемы никогда не посвящали. Откуда им было знать?

Самым непримиримым и грозным врагом Ворошиловки была Александровка — Ленинский район. Приграничные территории, вроде моста через первый городской ставок или парка Щербакова, всегда были зоной войны. Победы над многочисленными и абсолютно бескрышными «александровскими» были большой редкостью. Кроме того, вес имели Нижние Дворы (окрестности Кальмиуса) и Пятый участок (Киевский район). Ходили легенды о кровожадности полномочных представителей Азотного, Абакумова, Мирного и «Щетки». Однако стычки с ними происходили не часто, в силу географической удаленности этих районов.

Разумеется, все это не означает, что в своем районе ты мог разгуливать спокойно: пройти мимо «Болота» (так назывался бетонный бассейн на площади Ленина и прилегающий к нему сквер) или «комнаты школьника» (неподалеку от памятника стратонавтам), и не получить напутственную зуботычину от своих же «ворошиловских», было практически невозможно.

Основная масса уличных бойцов была безликой и малоинтересной: в каждом районе, наверное, даже в каждом дворе были свои Белые, Малые и Бесы. Впрочем, среди всех этих детей кукурузы попадались и эксклюзивные экземпляры. Ворошиловка, к примеру, могла похвалиться двумя совершенно невменяемыми братьями (по-моему, их так и называли — «близнецы»), наводившими на округу ужас, во-первых, своей неразличимостью, а во-вторых, тем, что один из братьев всегда садился на корточки у тебя за спиной, и второму было достаточно легонько толкнуть тебя в грудь, чтобы ты загремел черепушкой об асфальт. Был также персонаж по прозвищу Фасос, который, кажется, никого и пальцем не трогал, но нажил репутацию монстра, благодаря страшной в своей необъяснимости кличке. Рассказы об их похождениях сквозняками гуляли по подворотням, безбожно перевирались во дворах, проходили сквозь перегонные кубы многоэтажек и обретали на выходе очертания мифа.

Причины, по которым приходилось «махаться», были самыми разнообразными. Неверный дресс-код или нестандартный музыкальный вкус. Неправильная походка и, конечно, принадлежность к неправильному району. В те времена, звякающая в твоих карманах мелочь, была далеко не главной причиной, по которой тебя «трусили» на каждом углу. Процесс охоты был куда важнее, чем сама дичь.

В очередной раз возвращаясь домой с расквашенным носом, оплакивая потерю карманных денег, в сотый раз чертыхая родителей за то, что отвели меня не на бокс, а в музыкальную школу, я бы ни за что не поверил, что когда-нибудь смогу вспоминать об этом с оттенком ностальгии.

На излете 80-х, уличный «махач» был катализирован сразу двумя мощнейшими факторами. Во-первых, появились многочисленные видеосалоны, в которых показывали ленты с Брюсом Ли и Чаком Норрисом. Во-вторых, открылась прорва самодеятельных школ каратэ, тай-квон-до и рукопашного боя. Если раньше уличный мордобой был относительно бескровным, то теперь шансы весьма чувствительно получить по башке самопальными нунчаками возрастали многократно.

А уже в начале 90-х, вся эта гоп-стоп возня пошла на убыль. Песня группы Bad Balance «Быки» подвела итог эпохе: быдло в спортивных штанах, («Адидас-торшн» у него на ногах), конечно, никуда не исчезло, но озаботилось «взрослыми» проблемами — рэкетом, борьбой за сферы влияния, отстрелом конкурентов. Бескорыстный уличный махач за престиж района сначала сместился от центра к окраинам, а после — исчез. И сейчас случается, разве что по самой клинической пьяни.